Волах / Волох / Волохов

Существует несколько версий происхождения фамилии.

В "Толковом словаре живого великорусского языка" Владимира Даля упоминается несколько слов схожих со словом "волох". В Костромской и Тверской губерниях использовалось слово "волоха" в значении "кожа, шкура". Одновременно с этим, слово "волоха" использовалось в среде бродячих торговцев мелочами офеней, в их искусственном языке фене, как обозначающее рубаху или сорочку. В Новгородской и Вологодской губерниях слово "волох" в обиходе обозначало "черепяную покрышку на горшок в виде плосковатой, раструбистой воронки". Традиция именовать детей по названиям предметов домашнего обихода существовала во многих славянских семьях. Предполагается, что такие прозвища играли роль оберега от злых духов, которые могли покушаться на жизнь ребенка. Нарекая младенца Волохом, родные верили, что обманывают "злые силы", которые подумают, что "нет в доме никакого ребенка, просто еще одна крышка появилась". В Курской губернии употреблялось "волохатый" в значении "косматый, мохнатый, кудлатый, всклоченный", то есть в отношении человека, обладавшего длинными волосами, косматыми бровями или густой бородой. Вместе с тем, слово "волохатий" использовалось и на территории современной Украины.

Фамилия может происходить от старинного названия предков современных молдован и румын - волохов. Согласно этой версии, носитель фамилии был выходцем из Придунайских княжеств - Молдавии, Валахии или Трансильвании.

Кроме того, надо отметить схожесть слов "волох" и "волхв", которое этимологически означает жрец, знахарь, колдун. Некоторые историки предполагают, что слово "волохатый" произошло от внешности волхвов, которые, по их мнению, обладали длинными волосами, бородой и усами. Исследователи считают, что у восточных славян волхвы были жрецами бога Велеса (Волоса) - божества в древнерусском языческом пантеоне. Велеса называли "скотим богом", покровителем сказителей, вторым богом по значимости после Перуна. После принятия христианства на Руси волхвы стали участниками восстаний и, как следствие, подвергались гонениям со стороны власти. Это, в свою очередь, могло вызывать миграцию семей противников власти и новой веры.

В берестяной грамоте №1063, обнаруженной в Великом Новгороде в 2014 году, упоминается слово "волхвъ", возможно, в контексте прозвища или фамилии. Журнал "Вопросы языкознания" Отделения историко-филологических наук Российской Академии Наук о находке написал следующее:

"Большой интерес представляет встретившееся в берестяных грамотах впервые слово волхвъ (в древненовгородской диалектной форме - с основой волохв-). В данном тексте это в принципе может быть либо прямое обозначение колдуна, чародея (без указания имени), либо прозвище. Если это прямое обозначение, то, очевидно, речь идет не о языческом жреце, а о члене общины, известном своей способностью гадать и ворожить, губительно или бла­готворно воздействуя на судьбы людей. ... Но даже если здесь волхвъ - это прозвище, перед нами уникальное явление: среди засвидетельствованных антропонимов такого прозвища нет, если не считать былины о Волхе Всеславиче (да и тот носил это имя в прямой связи со своей способностью к оборотничеству)".

Надо отметить, что на территории Российской Империи лишь к середине 19 века, после отмены крепостного права, у крестьянского населения начинают формироваться фамилии. До этого, чаще всего, крестьян в документах упоминали в привязке к имени отца или деда. Например, Михайло Иванов был Михайло, сын Иванов, то есть Михайло сын Ивана. Конечно, были и исключения. Так, на формирование фамилий на территории современной Беларуси повлияло ее нахождение в составе Речи Посполитой. Исследователи утверждают, что фамилии здесь начали формироваться уже в 17-18 веках. На территории будущих русских земель фамилии были у граждан Великого Новгорода, а в более поздние периоды - у жителей южных и юго-западных регионов. Это объясняется тем, что на практике использовалось относительно немного канонических церковных имен, которые в результате часто повторялись. Личные же прозвища позволяли выделить человека. Поэтому они прибавлялись к именам, данным при крещении, и нередко полностью заменяли их не только в обиходе, но и в официальных записях. Прозвища были разнообразны и отражали какие-то яркие качества внешности или характера человека. Иногда они становились и социальной характеристикой, так как указывали на род занятий их носителей. Скорее всего, это происходило когда человек был мастером своего дела. Такого человека знали и уважали окружающие, поэтому даже в деловых записях за ним зачастую сохранялось профессиональное именование. Несмотря на вышесказанное, в настоящее время, говорить о точном месте, времени, обстоятельствах возникновения фамилии сложно.

Лаврен Волох, первый достоверно известный Волох. Он родился приблизительно в 1740 году и жил в деревне Старина на территории Речи Посполиты. Точных сведений о месте рождения Лаврена нет, но о дате можно косвенно судить по записи о смерти 19 июня 1795 года (30 июня 1795 года) в возрасте 55 лет в метрической книге Великодолецкой Свято-Духовской церкви. Был женат на Анне (девичья фамилия неизвестна), которая умерла 8 июля 1795 года (19 июля 1795 года) в возрасте 65 лет.

В 1793 году в результате второго раздела Речи Посполитой между Российской империей и Пруссией Великие Дольцы с окрестностями, в том числе и деревня Старина, вошли в состав Борисовского уезда Минской губернии Российской империи. В 1795 году была проведена пятая ревизия податного населения Российской империи, а в 1811 году - шестая. Согласно данным шестой ревизии деревня Старина принадлежало "помещику, статскому советнику и кавалеру Иосифу Матеушеву Ванковичу". В результаты шестой ревизии были включены только мужчины.

Волохи были крепостными крестьянами, то есть прикрепленными к земле ее владельца. Еще при царе Алексее Михайловиче Соборное Уложение 1649 года установило бессрочную прикрепленность к земле (то есть невозможность крестьянского выхода) и "крепость" владельцу (то есть власть владельца над крестьянином, находящимся на его земле).

Сын Лаврена Андрей упоминается, по крайней мере, в сказках шестой ревизии. В них упоминаются его сыновья Степан 7 лет, Никипар (Никифор) 5 лет, Иосиф 3 лет, а также младший брат Леон 36 лет с сыном Иваном 8 лет. Учет был "подворовым" и, предположительно, семья Волохов жила совместно, большой семьей, в одном доме, скорее всего отца. Есть документальное подтверждение смерти Андрея 28 мая 1810 года (9 июня 1810 года) в возрасте 45 лет. Это противоречит документам ревизии, что сейчас объяснить трудно, скорее всего в одном из документов допущена ошибка.

После смерти Андрея, его жена Анна 13 февраля 1813 года (25 февраля 1813 года) вышла замуж за Хведора (Федора) Попилкова, который, очевидно, тоже был вдовцом. Уже по данным ревизии 1816 года Анна с сыновьями Степаном и Иозкой (скорее всего, Иосифом) приписаны к двору Павлюка (возможно, имеется в виду имя Павел) Филипова (Филипповича) Пепелко. В то же время, сам Федор Попилков значится как "приемыш". Можно предположить, что сельская община в Старине была крепкой и вдовы с сиротами не оставались без опеки.

Известно, что в 1816 году деревня Старина имения Великие Дольцы Борисовского уезда Минской губернии принадлежит "помещице, статской советнице, Елене из Рогозов Ванковичовой".

Степан, сын Андрея Волоха, женился 17 февраля 1829 года (1 марта 1829 года) на Пракседе Бугаенковой. Но даже в 1834 году родные и приемные дети Павла Филипповича Пепелко продолжали жить единой семьей - ко двору было приписано почти двадцать душ. Это подтверждается данными восьмой ревизии 1834 года. На момент ревизии, Федор Михайлов (Михайлович) Примаш (очевидно, видоизмененное разговорное "приемыш") был, видимо, главой семьи - ему 58 лет. Семьи Иосифа Андреевича и Степана Андреевича Волохов также приписаны ко двору Федора.

В документах девятой ревизии 1850 года Степан с женой проживает отдельным двором с сыновьями Михалко (Михаилом), Емельяном, дочерьми Прузыной (Ефросиньей) и Аленой.

12 ноября 1850 года (24 ноября 1850 года) Михаил Степанович Волох женился на дочери Николая Андреевича Артюха Анастасии из соседней деревни Церковище, а 7 февраля 1852 года (19 февраля 1852 года) в семье родился первенец - Никифор. До 1858 года в семье Михаила родились Иулиания (Ульяна) и Феодосия (Федосья). По данным последней, десятой, ревизии 1858 года Михаил с семьей продолжал жить в доме отца Степана. После 1858 года в семье Степана родились сыновья Стефан (Степан), Иустин (Устин) и Андрей.

19 февраля 1861 года (3 марта 1861 года) Император Всероссийский, Царь Польский и Великий князь Финляндский Александр II подписал "Высочайший манифест 19.02.1861 (Об отмене крепостного права)". Несмотря на то что сам Александр II вошел в историю как Царь-Освободитель, сама реформа носила противоречивый характер. Согласно манифеста крестьяне перестали считаться крепостными и получили статус "временнообязанных", крестьянские дома и их движимое имущество признавались их личной собственностью, крестьяне получали выборное самоуправление. Однако, помещики сохраняли собственность на все принадлежавшие им земли, а за пользование надельной землей крестьяне должны были отбывать барщину или платить оброк. Поэтому многие историки-современники называли такую свободу ненастоящей. Тем не менее, реформа оказала непосредственное влияние на дальнейшую судьбу Степана Волоха и его семьи.

Известно, что уже в 1866 году крестьяне деревни Старины выкупали свои земельные наделы. В именных списках крестьян-хозяев, выкупающих землю в имении Великие Дольцы 3-го мирового участка Великодолецкой волости Старинского сельского общества Борисовского уезда Минской губернии, упоминается Степан Андреев (Андреевич) Волох. О дворе №9, который числился за Степаном, есть следующие сведения:

"1. Выкупается каждым крестьянским двором земли: усадебной - 2163 сажни; пахотной - 12 десятин, 1209 сажней; сенокосной - 2 десятины, 1428 сажней; всего - 16 десятин; 2. Годовой оброк, который платили крестьяне до составления выкупного акта: 35 рублей, 82 копейки; 3. Оброк окончательно определенный или будущий ежегодный выкупной платеж: 16 рублей; 4. Капитальная ценность земли по капитализации сего последнего оброка из 6 % или выкупная ссуда: 266 рублей, 66 2/3 копейки."

Кроме того, сохранилось прошение крестьян-собственников деревни Старины Великодолецкой волости 3-го мирового участка Борисовского уезда от 16 августа 1866 года (28 августа 1866 года), где сказано:

"Девятого числа сего августа были предъявлены нам Поверочной комиссией выкупной акт и протокол, из коих видно, что земля наша оценена каждая десятина в один рубль, что для нас кажется обременительным и как бы обидным против тех крестьян, у которых количество земли большее и качество равное, как на примере в деревне Основе и застенке Садках одного с нами имения, а цена гораздо меншая... Желательно нам, чтобы земля наша была оценена наравне с землею крестьян деревни Основа или застенка Садков... Ко сему прошению крестьяне деревни Старины... Осип Волох... Степан Волох...".

Сохранились списки прихожан Велико-Долецкой Свято-Духовской церкви Борисовского уезда Минской губернии за 1882-1884 года. В них упоминаются семьи Иосифа Андреева (Андреевича) Волоха, Емельяна Стефанова (Степановича) Волоха и Михаила Стефанова (Степановича) Волоха. Согласно этим документам Иосифу Андреевичу Волоху 89 лет - почтенный возраст для того времени.

Неизвестно, каким образом клирики вели учет прихожан - "по душам" или "по дворам". Скорее, учет был по дворовым. Вместе с Михаилом Степановичем Волохом упоминаются семьи его сыновей Никифора, Степана, Устина и холостой Андрей. Очевидно, что дочери Михаила Степановича к этому времени уже вышли замуж.

Надо отметить, что землей владела сельская община, а не сам крестьянин, что в итоге привело к ее нехватке - семьи росли, а земельный надел не увеличивался. А ведь земля была единственным источником дохода крестьянина и его семьи. Это, в свою очередь, привело к массовой миграции населения в те районы Российской Империи, где имелись свободные земли. В конце 19 века таким регионом была Сибирь. Переселению из центральных районов в Сибирь способствовало завершение в 1891 году строительства Великого Сибирского Пути или Транссибирской магистрали.

Скорее всего, именно нехватка земли и желание освободится от помещичьего гнета послужило главной причиной того, что семьи детей Михаила Волоха в начале 20 века переселились в Сибирь. Схожее мнение высказывает в своих воспоминаниях Георгий Матвеевич Шпиренок, внук Никифора Михайловича Волоха:

"Почему мои не столь далекие предки "край суровый и угрюмый" - Сибирь предпочли такому благодатному краю как Белоруссия, можно судить по рассказам, которые я слышал в детстве от родителей: это, прежде всего, малоземелье и панские и помещичьи притязания. Вот в начале 20 века мужики и прослышали, что где-то далеко на Сибиру (в Сибири) много свободной земли, что там нет панов и помещиков, и что государство переселение поощряет и оказывает помощь..."

В 1903 году в Тобольскую губернию, на территорию современной Омской области, переселились семьи Никифора, Степана и Андрея - сыновей Михаила Степановича Волоха. Судя по всему, эти семьи переселились вместе. Чуть позже, в 1906 году, в Сибирь перебралась и семья Устина Михайловича Волоха.

Решение о переезде наверняка далось нелегко, ведь люди ехали на "голое" место, в "чистое поле". Разрывались родственные связи, на прежнем месте оставались родные, друзья, знакомые и имущество. Уезжая, переселенцы понимали, что вряд ли когда либо снова увидятся с родственниками - слишком далеко была неизведанная Сибирь. Никакие ссуды от государства не могли это восполнить. Несмотря на то, что шанс вернуться назад был, переселенцы ехали "в один конец". Все это говорит о том, насколько велико было их желание начать лучшую жизнь для себя и для своих потомков.

О самом переселении немного известно так же из воспоминаний Георгия Матвеевича Шпиренка:

"На сельском сходе жители деревни Церковище Ушачской волости обсудили, кого послать ходоками и выбрали самых умных, хозяйственных тружеников-мужиков, дали им на руки бумагу и отправили в путь. (Говорят, что это были братья Волоховы: Степан, Устин и Никифор (отец мамы). Добравшись по железной дороге до ст. Называевская, ходоки двинусь на перекладных на север. Ближайшим крупным населенным пунктом был г. Тюкалинск, находящийся в 79 км от железной дороги. Но, так как в этом районе свободной земли не оказалось, ходоки двинулись дальше на северо-восток вдоль реки Оша. Пройдя еще 80 км, достигли границы смежного района и дальше не пошли... Получив бумагу, выделенную на закрепленную землю, ходоки возвратились домой... Пожитки загружались в вагоны-товарняки, оборудованные нарами и чугунными печами. Более месяца они добирались по железной дороге до станции Называевской. Здесь, разгрузившись и наняв подводы татар, без приключений добрались до нового места жительства. Деревня получила название в честь самодержца-царя и стала называться - Николаевка, и по-прежнему территориальному делению вошла в Нижне-Колосовскую волость Татарский уезд Ново-Николаевской губернии."

Надо отметить, что эти воспоминания в некоторых деталях расходятся с рядом архивных документов и исторических фактов. Например, известно, что станция Называевская была открыта лишь в 1911 году. Поэтому имеет право на жизнь и версия высказанная Александром Осиповичем Волохом, правнуком Никифора Михайловича Волоха. По его словам "...обоз дошел до Омска, а ходоки пошли искать место для постоянного поселения...". Правда, откуда прибыл обоз остается не ясным.

Известно, что на новом месте Волохи заселились совместно, в "верхнем" краю деревни. Очевидно, что такое компактное поселение способствовало выживанию в условиях первых самых тяжелых лет после переселения. В деревне эту часть селения стали называть "волоховским краем".

15 июня 1914 года (28 июня 1914 года) в результате покушения девятнадцатилетнего студента, боснийского серба Гаврило Принципа, в Сараево был убит эрцгерцог Австро-Венгрии Франц Фердинанд. Это стало формальным поводом для объявления Австро-Венгрией войны Сербии и повлекло за собой втягивание в конфликт ведущих мировых держав Германии, Франции, Великобритании и Российской Империи. 18 июля 1914 года (31 июля 1914 года) в Российской Империи была объявлена мобилизация, а на следующий день началась Первая Мировая Война.

Известно, что на полях войны воевали Волохи как из Минской, так и из Тобольской губернии.

К началу 1917 года, положение как на фронтах, так и внутри страны привели к кризису власти и возникновению, так называемой "революционной ситуации", что привело к событиям Февральской революции и отречению 2 марта 1917 года (15 марта 1917 года) императора Николая II от престола. Но даже это не разрешило создавшихся в стране противоречий. 25-26 октября 1917 года (7-8 ноября 1917 года) произошла Октябрьская Революция. Принято считать, что одновременно с этим, началась Гражданская война.

Очевидно, что Волохи, находившиеся на фронтах, вынуждены были принимать решение о том, какую сторону принять: "красных" или "белых"? Возможно, часть из них продолжила воевать, некоторые могли дезертировать, а кто-то смог демобилизоваться после ранения. Принадлежность к той или иной стороне могла впоследствии скрываться, так как могла стать причиной последующих репрессий со стороны властей. На данный момент, достоверные сведения об этих событиях отсутствуют.

Уже в документах этого периода встречается написание фамилии Волох как Волохов. Вместе с этим, в ряде случаев, национальность указывалась как русский.

Надо отметить, что в советский период, носители "национальных" фамилий меняли ее на более "русский" вариант. Зачастую это происходило помимо их воли. Это связано с политикой Советского государства по формированию, так называемого, "советского народа". Смена фамилии могла происходить, например, при регистрации актов гражданского состояния, то есть при рождении, выдачи паспорта, бракосочетании и, иногда, смерти. Есть сведения о смене во время призыва на военную службу, получении военного билета или удостоверения личности офицера, что могло быть массовым явлением в период Великой Отечественной Войны. Кроме того, известны факты о смене фамилии во время проведения переписи населения.

Георгий Матвеевич Шпиренок пишет об этом следующее:

"... переписывали население... без учета исторической достоверности, вносили изменения в фамилии, имена, национальность. Пришел представитель, очень нарядный, с огромным парусиновым портфелем спросил: "Как фамилия?". Когда отец назвал свою фамилию - Шпиронок, он тут же - это по хахлацки, а по русски - Шпиренок, и ни какие вы не белорусы, вы русские. Спросил имя старшей сестры, она сказала Ганна, что это за Ганна будете Ангелина. Сестру Елену Геленгией. К счастью имена сестер остались те, которые дал им поп, а что касается фамилии и нашей национальности, то с того дня на Руси прибавилось 13 душ русских, столько же убавилось белорусов, и фамилия стала не Шпиронок, а Шпиренок."

Скорее всего, имеется в виду одна из переписей населения, проводившихся в период между двумя мировыми войнами. Можно предположить, что такие "вольные" переименования произошли и в других семьях деревни. Семьи Волохов вряд были исключением.

К концу тридцатых годов рост военной и политической напряженности в Европе привел к нападению Германии на Польшу и началу 1 сентября 1939 года Второй мировой войны. Действие межгосударственных договоров вынудило вступить в войну Великобританию и Францию. В то же время, Советский Союз, выполняя свои обязательства в соответствии с секретной частью договора с Германией, ввел войска в восточные территории Польши, в Эстонию, Литву и Латвию. Спустя два года, 22 июня 1941 года, Германия атаковала границы Советского Союза. Тем же днем Президиумом Верховного Совета СССР был издан указ о "О мобилизации военнообязанных". В соответствии с ним была объявлена мобилизация на территории военных округов. 23 июня 1941 года подлежали призыву военнообязанные, родившиеся с 1905 по 1918 года. Вторая волна мобилизации прошла 18 августа 1941 года.

Продолжение следует...